Книжная полка

Материалы номера - - 09 марта, 2012 | 08:00

Для автора этой страницы чтение является жизненно важной функцией организма, такой же, как дыхание и пищеварение. Этот навык не раз избавлял меня от многих неприятностей и дурных привычек, а также помогал мне представиться при случае умным и интересным. Если бы не данная страсть, неизвестно, в какие пучины порока мог бы погрузиться, но, слава Богу, читать мне интереснее. Или вот еще. Однажды мой хороший приятель – неутомимый и неудачливый борец с игровыми автоматами – прямо–таки с обидой посетовал: "Ты, Панков, какой-то ненормальный. Нет чтобы в автоматы со мной пойти поиграть, так ты все книжки читаешь и на гитаре бренькаешь. Что ты за человек такой скучный?" В общем, попытаюсь поделиться впечатлениями о книгах, большинство из которых в наших топ-листах не фигурирует, но, тем не менее, на мой взгляд, достойны внимания.

Герберт Розендорфер. Письма в Древний Китай

За последние полгода я эту книгу перечитал три раза, и каждый раз – как впервые. Автор настолько прижился в "шкуре" древнекитайского мандарина, что просто диву даешься. Этот мандарин со своим древнекитайским другом на пару изобрели машину времени и отправились на 1000 лет вперед.

Прием не нов, главное – каким содержанием он наполнен и насколько убедительно. Удачных примеров использования такого приемы вспоминается немного: "Янки из Коннектикута при дворце короля Артура" М.Твена, "Иван Васильевич меняет профессию" М.Булгакова… Хотя, если бы не прославленный фильм Гайдая, вряд ли Иван Васильевич так впечатлил.

А вот книга Розендорфера – безусловно высший пилотаж. Настолько тонко, подробно и убедительно передан процесс перемещения представителя совершенно иного социо-культурного пространства в поначалу чуждую и непонятную ему реальность. Автору удалось не впасть в излишнюю игривость и стеб, избежать обличительного пафоса, чем грешат многие сочинения этого жанра. Создается полное впечатление, что высадился к нам китаец тысячелетнего срока давности и пытается терпеливо и непредвзято постигнуть, что же за хрень такая здесь происходит? Чудесны описания непривычной для его древнекитайского уха европейской классической музыки, восприятие мелких бытовых подробностей.

Жильбер Синуэ. Сапфировая скрижаль

Стандартный рецепт подобных опусов: "куда идем мы с Пятачком – большой-большой секрет". Несколько Винни-Пухов и пара-тройка Пятачков ищут этот самый большой секрет(манускрипт, табличку, таинственный предмета), заключающий некую важную истину, узнав которую человечество станет жить лучше, веселее и поднимется на невиданный доселе духовный уровень. Герои вооружены туманными и разрозненными сведениями, банкой варенья, корзиной печенья бесстрашием и удалью. Разумеется, конкуренты в лице коррумпированных церковников и отмороженных уголовников столь же неистово, но с менее благородными мотивами тоже желают этим предметом завладеть. Весь этот хоровод с различными приключениями приближается к заветной цели. И вот секрет уже в руках, но… Мыльный пузырь повествования лопается: буквы испаряются, предмет исчезает в пучинах вод/скал/огня. Или просто оказывается. Что никакого особого секрета и нет. А если у автора и хватает наглости дать текст этого таинственного послания, то философская глубина его, как правило, эквивалентна инструкции к стиральному порошку.

"Сапфировая скрижаль" в эту схему укладывается, но с целым рядом существенных отличий. Во-первых, имеетс интеллектуальная составляющая. Герои – представители трех мировых религий: иудаизма, католичества и мусульманства. Каждый владеет только частью информации о предмете. И лишь проявив недюжинную смекалку и межконфессиональную солидарность, они могут приблизиться к заветной цели.

Непростые научные и религиозные понятия изложены в этом неплохом романе доступно и увлекательно. Я вот, к примеру, чайник в алгебре и лох в геометрии – а все понял, даже интересно стало. И, кстати, автор не побоялся "обнародовать" секретный текст. И он однозначно круче, чем инструкция к стиральному порошку.

Юрий Нагибин. Дневники

Юрий Нагибин – незаслуженно полузабытый классик русской литературы советского периода, автор сценариев нескольких культовых фильмов 60-х годов прошлого века, более 50 лет вел дневники. Теперь они изданы. Я вообще очень люблю читать Нагибина – его безжалостно-грустные повести и рассказы, очерки о Чайковском, Тютчеве, Платонове. В "Дневниках" он немного другой, но не менее интересный. Депрессивная мизантролпия расцветает пышным цветом, самобичевание достигает предельной силы. Жертвам позитивного мышления такая литература-катарсис не рекомендуется. Продолжу для более крепких духом.

Мы видим предельно честного, безжалостного по отношения к себе и окружающим, но в то же врем неустанно ищущем в мире малейшие проблески света человеком, наделенным к тому же редким даром слова. Ощущаешь, что это не "литературщина", а способ избавиться от той душевной мути, в которую Нагибин себя периодически загонял, благодаря своему тяжелому характеру. В "Дневниках" масса метких и хлестких описаний быта и нравов, царивших среди писателей в советские времена (хотя вряд ли только тогда). Множество зарисовок, каждая из которых могла бы послужить иному писателю сюжетом для приличных размеров повести.

А Юрий Нагибин, хотя и мизантроп, но не жадный, хотя частенько брюзжит. Но так мощно о очистительно, что странным образом становится светлее на душе. Мне кажется, что прочитав эти "Дневники", я лучше стал понимать себя. Не такой уж плохой результат.

Автор: Евгений Панков
Теги: 2012/1 , Книжная полка
   

Другие материалы номера: