Сергей Осинцев: Чернуха нам не интересна

Материалы номера - - 11 октября, 2012 | 08:00

В 155-й раз открыл свои двери для поклонников Мельпомены Тюменский драматический театр. Кроме того, совсем недавно здание драмы вошло в "Книгу рекордов Тюменской области" как самое большое в России. О переменах в работе театра, конфликте с Саратовской консерваторией и о решении акустических проблем корреспонденту "Дождя" рассказал директор театра Сергей Осинцев.

Досье "Дождя"

Сергей Вениаминович Осинцев родился в селе Голышманово Тюменской области. В 1991 году окончил Тюменское училище искусств. Работал в театрах Лысьвы, Великого Новгорода. С декабря 1995 года - актер Тюменского драматического театра. Продюсер уличного радио "Радио Город" и театра пластики "Европа". Популярный в свое время диджей радиостанции "Европа плюс", известный под псевдонимом Сергей Тихонов. С марта 2011 года – директор Тюменского драматического театра.

- Сергей Вениаминович, уже полтора года вы являетесь директором Тюменского театра драмы. На первой своей пресс-конференции с журналистами в марте 2011 вы обещали, что грядут большие перемены. Что за это время реально сделано из задуманного?

- В общем, идем по плану. Конечно, бывают изменения. Но 90 процентов сделали то, что хотели, по крайней мере, за прошлый год. Думаю, этот сезон, юбилейный, не будет исключением. Мы собирались поставить девять новых спектаклей. В итоге зритель увидел девять премьер. Изменили художественное направление театра. Стали больше работать с классикой. При этом имеем дело с режиссерами, которые особенно не меняют драматургию этих произведений. Конечно, без каких-то новшеств не обойтись, ведь время движется вперед. В этом году мы делаем семь новых спектаклей.

- Полтора года назад вы заявляли, что театр должен нести культуру в массы, а не заниматься зарабатыванием денег. Какие приоритеты у вас сейчас?

- Зарабатывать, конечно, приходится, ищем возможности. Но это не цель. Для нас важнее делать спектакли и обслуживать зрителя, удовлетворять образовательные потребности человека. Так, мы специально поставили в прошлом году "Олесю" Куприна, которая входит в школьную программу. Большим спросом пользуется и "Леди Макбет" Лескова. В этом году у нас выходит "Дуэль" по Чехову, "Три товарища" Ремарка, Булгаковские "Дни Турбиных". Ведь нынешние школьники очень мало читают, больше смотрят. Мы даем им возможность таким образом познакомиться с художественными произведениями.

- В труппе появились новички – Эвилина Ризепова и Сергей Калинин, оба выпускники Саратовской государственной консерватории. А что, среди тюменских студентов нет достойных?

- Наши, во-первых, еще не выпустились. Это первый и второй курс, если я не ошибаюсь. Словом, рано.

- А вообще присматриваете?

- Да. Были в колледже искусств на студенческих показах первого курса. Теперь придем в конце 13-го года посмотреть, чего они добились. Конечно, для нас экономически выгоднее брать актеров местных, потому что не нужно им покупать квартиры и снимать жилье. Но, считаю, школы должны быть разные. В Саратове сильная театральная школа. Ребята очень хорошие, мы взяли лучших выпускников. В какой-то степени даже пошли на конфликт с Саратовской академией, потому что их приглашали туда. Переманили их и зданием, самым большим в России, и возможностями, и всем остальным.

- Что касается здания. Его так ругали и за помпезность, и за акустику. Я понимаю, что актеры уже адаптировались. Но если честно, на каком уровне все эти параметры акустические?

- В этом году в "Книге рекордов Тюменской области" наше здание признано самым большим драматическим театром России. На самом деле, здание очень хорошее, мы к нему приспособились. Проблемы акустические были, но они уже решены в плане того, что мы подвесили микрофоны, озвучки и т.п. И не чувствуется, что звук электронный. В качестве обслуживания зрителей здесь есть все. С этого года мы сделаем бесплатную парковку под театром. Рассчитана она на 120 машин. На время спектакля там можно будет оставлять автомобиль. Полагаю, это будет удобно и зрителям, и жителям близлежащих домов.

Артистам в этом театре тоже очень нравится. Это касается и наших, и приезжих актеров. Гастролерам здание удобно еще и в плане проживания, у нас есть гостиница.

- Вы выступили с предложением переименовать Площадь 400-летия Тюмени, на которой находится здание, в Театральную. А что видите на месте пресловутого АРТ-паласа?

- На самом деле, в городе уже был проведен референдум, и большинство жителей за снос здания. Я считаю, здесь должна быть большая театральная площадь. Может быть, даже с фонтаном. Я слышал новость, что под землей там хотят сделать большой торговый центр с паркингом. Может, это и нормально. Мне, в принципе, нравится. Но если здесь все вскопают…

- Сначала бы подземный переход доделать…

- Да! Конечно, хочется, чтобы люди гуляли, находились около театра с детьми. И мы могли бы выходить на площадь, когда нам это нужно, проводить какие-то интересные мероприятия.

- Поговаривали, что когда вы заняли пост директора театра, рады этому были только актеры, остальные сотрудники отнеслись к этому со скептицизмом. Изменилось ли отношение актеров к вам после смены статуса, скажем так? Какой вы руководитель?

- Об этом надо спрашивать у артистов. Другое дело, в этом году мы провели исследование в коллективе по лояльности к руководству. Получили достаточно высокий процент лояльности – более 80. Проблем с коллективом у меня нет. Те, кто был против или не хотел работать в нашей команде, самоустранились. Я никого специально не держал и не увольнял, за исключением некоторых руководителей, потому что команда другая пришла. Все остальное хорошо. Раз театр функционирует, выпускает премьеры, значит, нравится. В противном случае появились бы сбои в механизме работы. Конечно, по первости были сложности, потому что театр не привык работать в таком режиме. Особенно производственные цеха сопротивлялись. Теперь привыкли, вошли в ритм, и уже сложно из него выйти. Люди понимают, что не будут работать, не будет оплаты. А заработная плата сейчас достойная. Словом, мне как руководителю с этим коллективом не сложно. Отношение артистов ко мне не поменялось, потому что я со сцены не ухожу и не собираюсь этого делать. У нас нет главного режиссера, художественное руководство, в принципе, осуществляю я сам и мой зам по творческой деятельности Кристина Рудольфовна. Мне нужно вариться в этом процессе, иначе, если перестану играть на сцене, попросту выпаду из этого действия.

- Помнится, вы собирались устраивать режиссерские лаборатории.

- Такие планы были и есть. Дело в том, что нас не устраивает драматургия, с которой работают некоторые лаборатории. Это современное направление, не очень качественное, как мне кажется. Там много чернухи. Нашему театру это не очень интересно. А свои лаборатории мы делать будем. Сейчас договариваемся с Санкт-Петербургской академией, чтобы нам присылали выпускников для дипломных спектаклей. Мы хотим, чтобы Тюменский драматический театр появился на театральной карте России. Поэтому много внимания уделяем приезжей режиссуре, участию в фестивалях. Театр большой, активный и просто сидеть в Тюмени, считаю, неправильным.

- На гастроли выезжать будете?

- Конечно. Сейчас у нас обрабатывается, скажем так, Волго-Вятский район. Планируются обменные гастроли с Челябинском и Самарой. На фестиваль поедем в Петербург.

- Есть какая-то цензура по отношению к приезжим театрам? Вы выбираете, какой спектакль пускать на тюменскую сцену, какой нет?

- Мы, конечно, пытаемся постановки отсматривать. Поскольку диски нам не возят, мы просто открываем интернет и смотрим отзывы, фотографии. Никому еще не отказали, но когда общаемся с представителями, сразу ставим условие, что должно быть качество, декорации, хорошие актеры, а не просто медийные лица из телевизора. Бывает так, что привозят с собой два стула и чемодан тряпочек, а остальное берут у нас. Так нельзя. Знаю, что уфимский театр, например, вообще никакие антрепризы на свою площадку не пускает, только нормальные большие гастроли. Но у них и площадок в городе больше. У нас, по сути, всего три. Иногда просто не получается отказать. Мы вынули из своего репертуара спектакли низкого художественного уровня, с пошлостями. Осталась еще пара таких постановок просто потому, что замены им пока нет. Как только поставим качественную комедию и их уберем. Конечно, такие спектакли собирают зал, приносят деньги. Но испортить аудиторию легко. Сложнее убедить публику ходить на действительно художественные постановки.

- Есть мнение, что культурная жизнь Тюмени похожа на болото. Вы с этим согласны?

- Раз люди уезжают из города, пытаются двигаться в сторону культурного центра страны – в Москву и Санкт-Петербург, значит, возможно, это так. Потому что насыщенная культурная жизнь – один из основополагающих моментов, чтобы человек остался здесь жить. Наш театр старается развиваться, стремится быть центром культуры. Мы везем сюда Питер, Москву, другие творческие единицы, которые бы сделали жизнь не болотом. Но кроме театра есть масса других учреждений культуры, включая клубы, кинотеатры. А если работать по принципу "да ладно, и так люди придут", будет болото. Нужно восстанавливать театральный фестиваль в каком-то новом интересном формате. Я хочу, чтобы в городе было больше театров – живая конкуренция сразу подстегивает, держит в тонусе. В этом направлении и город, и область должны работать. Самое главное, в Тюмени есть перспективы для развития. Недавно приезжала продюсерская группа из Санкт-Петербурга, которая хочет улучшить в городе клубную жизнь.

- Как привлекаете в театр молодежь?

- Молодые люди очень хорошо ходят в театр. За последний год процент посещаемости высокий. Более того, в основном молодежь и бывает в театре. "Три товарища" в нынешнем сезоне, например, - это лирическо-романтическое произведение, рассчитанное на молодую аудиторию. Да и чеховскую "Дуэль" режиссер ставит так, чтобы было интересно молодежи. Действие там происходит на берегу моря. Специально везем две тонны морской гальки для спектакля. У нас практически будет настоящее море. Большинство премьер прошлого года тоже было рассчитано на молодых. Как мне кажется, менее охваченным у нас оказалось старшее поколение. Но мы это исправим. Задумываемся сделать для ветеранов хороший концерт, где будут петь драматические артисты. На будущий год планируем большую постановку на военно-патриотическую тему. Сложно ставить такие спектакли, потому что чем дальше мы уходим от войны, от Победы, тем меньше интереса остается у молодежи. Для нас патриотическое воспитание тоже важно.

- Нередко говорят, что актеры - люди непостоянные, часто женятся-разводятся. Вы с супругой - актрисой Жанной Сырниковой - работаете в одном театре. Это как-то помогает сохранить чувства?

- Если мы 21 год уже вместе, думаю, это помогает сохранить отношения. А потом мы же не постоянно вместе, актеры не обязательно все заняты в каких-то постановках. У нас всегда есть общие темы для разговоров, общие интересы. Она знает мою работу, я – ее. Хотя о работе дома стараемся не говорить. К тому же у нас обоих есть понимание актерской профессии и тех неожиданностей, которые с ней связаны. Это и поклонники, и вечерние спектакли-репетиции, и любовные сцены в постановках с другими артистами. Если бы моя жена не была актрисой, было бы сложнее. У нас, слава Богу, все хорошо, взаимопонимание существует.

Автор: Оксана Логинова
Теги: 2012/6 , Человек Дождя
   

Другие материалы номера: